Devaraj
Что ж вы так убиваетесь? Вы ж так не убьетесь!
Вечерело. По неровно уложенной асфальтом дороге нерасторопно ехал маленький, простой, неприметный грузовичок обычного фермера. За рулем старого, почти развалившегося на части пикапа сидел Нагато, облокотившись локтем о поцарапанное окно, неотрывно смотря вперед, на свою деревню. В салоне пикапа было довольно пыльно, ибо Нагато не каждый день им пользуется. Вокруг были разбросаны грязные тряпки, пара пустых бутылок, на крючке висело старенькое пальто у переднего сиденья и кружка остывшего чая подле самого водителя. А ведь сегодня день был особенным – на заднем сиденье было два родных, но совсем незнакомых ему человека. Взгляд Наруто был устремлен в пол, а на его коленях мирно сопела Эри, накрытая тонким пледом, что ей выдали в детском доме. Блондин размеренно дышал, прислушиваясь к шуму за окном. Его щеку грели лучи солнца, и он наслаждался этим чувством, перебирая пальцами мягкие рыжие волосы Эри.

А за окном было довольно мило. Невысокие рухлые дома с ржавыми калитками и довольно широкими огородами. На улицах стояли деревянные лавки, на которых сидели дети и их родители, бабушки, щелкающие семечки, а неподалеку, гуляя по улицам и срывая мелкие цветочки у чужих калиток, не торопясь шли влюбленные парочки. Деревня была наполнена жизнью. В округе было слышно мычание коров, кудахтанье куриц, где-то клацанье копыт лошадей, а где-то и раздражающее гавканье собак.

- Ты живешь на ферме? – спросил Наруто, не отрывая своего взгляда от пола. Нагато взглянул на отражение своего племянника в зеркале заднего вида, тяжко вздохнув.

- Ну, это не совсем ферма. Я держу несколько куриц, петуха и лошадь. У меня также есть огород, где я выращиваю овощи. Молодая яблоня, в прошлом году был первый урожай, я так обрадовался, – улыбнулся Нагато.

- Понятно, - кивнул Наруто. Вновь оглянув блондина, Нагато смутился. Они уже пару часов в дороге, а никто из них так и не заговорил, кроме того, как Узумаки спросил Наруто не голоден ли он. Пора бы рассказать своему племяннику о себе пару мелочей.

- Живу я один, – вздохнул он, – женат не был, да и девушки нет. Есть лучшая подруга, Конан ее зовут. Она часто меня навещает, еды готовит вкусной, проверяет в порядке ли всё. Я, в принципе, человек хозяйственный, а она любит меня очень, как старшего брата, вот и заботится. Думаю, ты ей очень понравишься! А еще у меня дома есть кошка. Коричневая шерстка, а зовут ее Тайо, прямо как солнце: веселая, активная, любопытная, она чувствует хороших людей, а еще больше она любит спать в той комнате, куда я предлагаю тебе поселиться, будет компания, разве не круто?

- Наверное, - пожал блондин плечами, улыбнувшись кончиком рта.

Совсем недавно он не хотел показывать никаких эмоций: не хотел улыбаться, смеяться, таить надежд или плакать. До недавних событий, пока не погибли его родители. В тот момент его словно молнией ударило, и он задумался о своих воспоминаниях. О тех моментах, в которых мать с отцом его радовали, любили и лелеяли. Он впервые увидел это во сне, и проснувшись, заплакал, не в силах взять себя в руки. Его мысли вышли из-под его контроля, и в голове то и дело стали всплывать картины счастья и радости. И самое тяжелое было то, что ему вновь хотелось это ощутить, пусть и слепым, но он хотел, чтобы мама его обняла, чтобы он почувствовал любовь в воздухе. А рядом не было никого. Никого кроме темноты и противной пустоты в душе. Даже Эри не было рядом. Совсем одиноко, совсем холодно.

- Мы приехали. Погоди, я сейчас помогу, - Нагато припарковался у покрашенной в зеленый цвет калитки и, выключив зажигание и положив ключи себе в карман, вышел на улицу, глубоко вдохнув свежего воздуха.

- Эй, Нагато! Как оно? – оглянувшись назад, Нагато увидел своего друга-соседа в растянутом домашнем черном трико и в широкой и порванной местами майке большого размера. Лицо его было измазано, локти сбиты, а в руках топор.

- Канкуро, ты чего это? – Нагато открыл заднюю дверь, взяв на руки спящую Эри, стараясь одновременно помочь и Наруто выбраться из машины.

- Да вот, Темари уже задолбала в два уха кричать о том, что дров на зиму нет. Уже устал их колоть и перетаскивать на себе.

- Может, тебе лошадь одолжить? – Наруто любопытно оглянулся в сторону исходящих звуков, принюхиваясь к странным запахам на улице.

- Да нет, спасибо. Соседи уже и осла предлагали, и помощь, я лучше сам, а то так и заработаю себе неслабую оплеуху от мегеры за то, что «лентяй этакий» сам ничего сделать не могу.

- Что ты глупишь? Возьми лошадь!

- Нагато! – нахмурился Канкуро, топнув ногой. – Я тут стараюсь заставить Темари расчувствоваться, а вы все портите.

- Ну, как знаешь, - усмехнулся Нагато, потрепав Наруто по блондинистой шевелюре, многозначительно взглянув на Канкуро.

- А это что еще за молодой человек? – улыбнулся брюнет, подойдя ближе к соседям.

- Наруто, мой племянник, - Наруто не знал, что именно сказать незнакомцу, отчего просто протянул руку для рукопожатия.

- А чего это ты?.. – не успел он и вопроса своего закончить, как Нагато одним жестом заставил его молчать. Парень молча провел своей рукой пару раз перед глазами, указав на Наруто. Канкуро удивился, приподняв бровь. Шутить по такому поводу Нагато бы не стал, да и не то, чтобы Канкуро ему не поверил, парень просто не ожидал такой новости. Мелкий такой мальчишка, озорной на вид, а оказался слепым. Не каждый день видишь таких людей.

- Что? – спросил Наруто.

- Ч-чего ты… - Канкуро замешкался, и Нагато стало стыдно за своего соседа, - это твоя сестренка? – указал он пальцем на сопящего ребенка на руках Нагато, и Наруто недовольно нахмурился. Естественно, Канкуро собирался спросить что-то другое, и, наверняка, что-то касающееся слепоты блондина. Наруто и сам застеснялся, склонив голову, стараясь вывести соседа из неловкого положения. Пусть лучше сосед совсем не увидет лица Наруто, чем будет рассматривать и переживать за мальца, сочувствовать.

- Да, ее зовут Эри. Намикадзе Эри, - поправил он себя.

- Ну, в общем, приятно с вами познакомиться. Ладно, я пойду, а то работы много. Бывайте! – стал он отступать назад, на прощание махнув соседям. Нагато проводил его взглядом, и, взяв Наруто за руку, потянул его ко входной двери.

- Идем внутрь, я покажу тебе твою новую комнату. И еще, Наруто. Так как ты и Эри теперь живете со мной, ваша фамилия больше не Намикадзе, а Узумаки. Прости Наруто, таков закон. Но, думай об этом не как о моей фамилии, а как о фамилии своей матери, Кушины, – улыбнулся мужчина, отворив дверь и пропустив Наруто вперед. Узумаки внимательно наблюдал за реакцией Наруто и надеялся, что не задел чувств блондина.

- Хорошо, - кивнул блондин. Наруто сдерживался дабы не запротестовать, но как только он действительно подумал об этом как о фамилии своей любимой матери, все его недовольства в ту же секунду растворились в воздухе, и ему стало приятно, даже радостно от того, что у него есть теперь хоть что-то от мамы, что-то, что не нужно видеть, что не нужно щупать, оно просто существует.

- Я надеюсь ты не против того, что Эри будет спать в моей комнате. Ну, я подумал, что ты подросток, тебе потребуется личное пространство…

- Я слеп, а ты сможешь о ней заботиться по ночам. Я это понимаю, - перебил его Наруто. Нагато слегка опечалился, оглянувшись на дверь своей спальни.

- Наруто, если тебе неприятно это обсуждать, лучше не поднимай эту тему.

- Хорошо, - в который раз согласился блондин, чувствуя нарастающее неприятное напряжение в комнате.

-Ты пока стой здесь, а я отнесу Эри в ее манеж, - мужчина развернулся и отправился вглубь своего небольшого дома к спальной комнате.

Наруто крепко сжал руки в кулаках, так как была одна вещь, которую он искренне не мог терпеть и не хотел признавать. Когда рядом с ним люди, блондин чувствует себя уверенно, стоит прямо и спокойно шагает по земле, но как только он остается один посреди неизвестной комнаты, он чувствует себя жалким. Мальчишка теряет равновесие: его начинает покачивать в разные стороны, и если он пытается противиться этому, то все только усугубляется вплоть до падений. И сейчас, недовольно цокнув, блондин приподнял свои руки на уровне талии, держа равновесие, делая шаги назад и надеясь упереться спиной во входную дверь. Так оно и случилось. Почувствовав облегчение он спокойно выдохнул, делая мелкие шаги и держась за стенку, водя свободной рукой в воздухе, надеясь не напереться на тумбочку или что-либо еще. А сердце его забилось чаще, и румянец накрыл щеки.

- Изучаешь мой дом? – внезапно раздался голос рядом с ним. От испуга Наруто аж вздрогнул.

- Извини, я не хотел тебя напугать! - пристыдил себя мужчина, взяв племянника за руку.

- Я не слышал, как ты подошел.

- Извини меня. Наверное, я тихо хожу. Знаешь… я тут подумал. Давай я сам покажу тебе весь дом?

- Как? – поднял Наруто голову, взглянув на грудь Нагато. Узумаки широко улыбнулся, крепче сжав холодную руку племянника в своей руке.

- Я буду водить тебя по комнатам, чтобы ты освоился, если понадобится, проведу тебя не один раз, заодно и мусор тут пособираю, что думаешь?

- Хорошо, - пусть и согласился, но со стороны мальчишки не было слышно никакого энтузиазма.

Он не знал, что за чувство его терзало. Он ощущал себя какой-то обузой, той самой неуклюжей обузой за которой нужно следить, присматривать, помогать и объяснять все чуть ли не по слогам. Ощущал, что он другой, что отныне не такой, как все и нуждается в постоянной помощи от каждого прохожего. От этого хотелось рыдать, хотелось кричать во все горло и прятаться в самые темные углы комнат. Его руки тряслись, и больше всего в такие моменты ему хотелось все вновь увидеть. Он представлял в своей голове картину на которой был он сам в облике супер героя, что стоял на крыше дома и смотрел вниз, на людей, своими большими голубыми глазами. И пока он их рассматривал, он видел все их желания, читал мысли, а после исполнял, оказывая тем самым помощь им. Каждый ребенок волен мечтать. И эти мечты – их надежды. Надежды, помогающие им жить дальше.


Прошло несколько дней с переезда и единственное, что сильно беспокоило Наруто – это выход на улицу. Он стеснялся своей слепоты и боялся, что люди начнут над ним насмехаться. И пусть Канкуро над ним вовсе и не смеялся, зато Наруто понял, что мужчина больше не посмотрит на него как на обычного ребенка. Ему стало казаться, что все только и будут думать о нем, как о слепом Наруто, будут обходить его стороной, и что еще хуже, остальные дети станут над ним издеваться, толкать его в стороны и ставить подножки, доводить до тошных горьких слез.

- Откуда у тебя такие мысли? – Наруто решил поделиться своими страхами с Нагато после пятиминутных уговоров мужчины поведать ему правду.

- Я не знаю! Мне просто так кажется, - находясь в своей комнате на кровати, Наруто поджал к себе ноги, обхватив свои коленки.

- Ты не прав. Люди здесь не станут так делать. Да и, мне кажется, нигде не станут.

- Как же? Ведь я - другой! – запротестовал блондин, отведя взгляд в сторону, отворачиваясь от мужчины.

- Ты не другой! – повысил Нагато свой голос. – Ты – особенный, Наруто! Посмотри на то, как ты хорошо ориентируешься в пространстве!

- Что это значит? – цыкнул блондин.

- Это значит то, что я всего пару раз показал тебе наш дом, а ты в нем так свободно передвигаешься, словно живешь здесь больше меня! Наруто, да я просто офигел, когда увидел тебя на кухне, пытающимся намазать ножом варенье на хлеб! Ты такой одаренный, ты видишь не как все. Все видят глазами, а ты смотришь по запаху, ты смотришь на ощупь. Разве это не удивительно?

- Я не знаю! – захныкал ребенок, упав на кровать. – У меня ведь даже нет друзей. А если и будут, как я с ними буду играть если ничего не вижу!

- Наруто, просто поверь мне и подумай об этом. И когда ты соберешься выйти на улицу, наш первый поход будет в церковь. Мои друзья будут безумно рады с тобой познакомиться. В церкви есть дети твоего возраста, даже младше, и старше есть. Все захотят с тобой познакомиться.

- Что еще за церковь? – шмыгнул он носом.

- Ты не знаешь что такое церковь?

- Нет. Что это? – слегка обернулся он к мужчине, чтобы лучше его слышать.

- Ну, это такое место, где собираются люди, что верят в Бога. Ты знаешь кто такой Бог? – спросил Нагато, присев на корточки, улыбаясь и опираясь локтями о свои колени.

- Бог? Да, я знаю кто это… - Наруто нахмурился, что-то знакомое и теплое было в этих словах.

Внезапно неестественная дрожь прошла по его телу, и Наруто поморщился. В мыслях стали крутиться изображения мужчины, Иисуса, распятого на кресте. Картинки о том, как люди протягивали к нему руки, как сидели пред ним, как дети обнимали его прибитые гвоздем ноги. Наруто было радостно в те моменты, мама говорила, что Иисус рядом с ним, что он ему всегда поможет, что не оставит в беде, будет его ярким лучиком света в конце тоннеля. Когда ему будет страшно, Иисус обнимет, а если Наруто потеряется, то Иисус протянет ему свою теплую невидимую руку и покажет верное направление. Сколько хорошего он слышал о сыне Божьем.

«Аж противно», - пронеслось у Наруто в голове, а наряду с этим его всего затрясло.

- Ну, вот и хорошо. Когда придем в церковь, там тебе поведают правду.

- Хорошо, - кивнул Наруто, уткнувшись лицом в подушку, по неизвестной причине поддавшись желанию спрятаться от Нагато, из уст которого эти слова звучали будто зазомбированно, словно он кассета, твердившая очередную запись.

- Идем со мной на улицу? – протянул Нагато к блондину свою руку, дабы коснуться его спины.

- Оставь меня одного, - неожиданно приказал мальчишка обозленно. Нагато замер, пытаясь понять, что он только что услышал. Мальчишка весь был в своих собственных мыслях, это правда, но ведь Нагато уже получилось уговорить блондина, что же пошло не так?

- Ты уверен?

- Оставь, говорю! – закричал он, словно зарычал. Нагато испугался, и лишь спустя пару секунд взял себя в руки, разозлившись на Наруто.

- Как хочешь, - бросил он и направился к выходу из комнаты. Стоило ему обернуться к мальчику спиной, как мерзкий холодок пробежался по его коже, некое чувство в ту же секунду приказало ему обернуться, а робкий страх попытался схватить его в свои руки. Нагато обернулся, не заметив ничего особенного – Наруто продолжал лежать на кровати лицом в подушку.

«Поставлю ему иконы в комнату», - мужчина и понятия не имел как пришла ему в голову эта идея, но решил об этом не думать и просто последовал своим намерениям. Пройдя к иконному уголку в своей комнате, он выбрал самую большую икону с Иисусом, прихватил крестик на тонкой тканевой веревочке и направился в комнату блондина, потревожив его тихое пространство вокруг громкой походкой. Наруто не стал ему что-либо говорить, что было мужчине на руку. Напротив кровати Наруто стоял небольшой комод для вещей подростка, именно туда Нагато поместил икону и положил рядом крестик. И тут его душа ушла в пятки: он почувствовал, как кто-то стоял позади него, дыша прямо в затылок. Он вновь тут же обернулся, но никого не увидел. Сердце его забилось сильней от страха. Внимательно оглядывая Наруто, к нему в голову стали закрадываться глупые мысли о том, что подросток вот-вот соскачет с кровати и бросится драться. И с такими мыслями Нагато, не отрывая своего взгляда от мальчика, медленно бочком шел к двери, так и покинув комнату подростка.


Нагато сидел за своим круглым столом, мирно попивая чай в спокойной вечерней атмосфере, листая очередную газету, что он прихватил с собой пока был в городе. Не доставляли им газет в деревню, а местные самодельные газеты совсем житье-бытье. Читая грустную статью о найденном мертвом ребенке в арке какой-то улицы, Нагато невольно задумался о своем Наруто, полностью окунувшись в размышления об этом необычном ребенке. Наруто действительно был особенным, но и в тот же момент странным. В принципе, что еще можно ожидать от ребенка, пережившего смерть собственных родителей? Он мог сойти с ума, мог перестать контактировать с внешним миром. Но Наруто просто вел себя немного странно, и с этим можно смириться. Вот только на протяжении целого дня Нагато не покидало чувство надоедливого страха и желания отдалиться от Наруто. Вроде бы перед ним стоял ребенок, слепой блондин восьми лет, но в тот же момент его нутро трепетало при виде Намикадзе, приказывало Нагато отойти, спрятаться куда-подальше. Нечто шептало ему на ухо, что ребенок опасен и в любой момент может кинуться на него с ножом.

Мотнув головой, Нагато отложил в сторону свою газету.

«Что еще за мысли? Я просто устал за сегодня, да и не привык жить с детьми. Слишком много думаю», - уверил он себя, поставив в раковину чашку и выключив слабый свет в комнате. Зайдя к себе в комнату, мужчина первым делом проверил Эри, что безмятежно посапывала в своем манеже под теплым и мягким пледом. Рядом с ней лежал ее игрушечный плюшевый кролик, а косички, что ей заплел на ночь Наруто, растрепались и закрывали лицо. Аккуратно убрав волосы с ее глаз, Нагато улыбнулся, ощутив приятное тепло в душе. Хорошего помаленьку, а горького не до слез, как говорится. Мужчина отошел от манежа, пройдя к своему иконному уголку и, сев на колени, взял с тумбочки библию и открыл главу, на которой остановился прошлой ночью. И так каждый день: перед сном мужчина садится на колени и читает по одной главе библии, молится и ложится спать. И когда он заканчивает читать библию, он смело открывает самую первую страничку и перечитывает ее заново, и каждый раз он испытывает все новые ощущения, словно читает ее впервые.

А в соседней комнате Наруто беспокойно ворочался на своей кровати. После разговора с Нагато он не то, что не вышел на улицу, он даже из комнаты не выбрался кроме ужина. Молча поел, запил все чаем и скрылся с глаз долой. Вечером к нему пришла Эри, и его настроение, что по какой-то причине было совершенно ниже плинтуса, слегка поднялось, и с приятной миру улыбкой на лице он заплетал ей косички, пока у него вдруг не появилось желание крепко перехватить ребенка за волосы и прижать к полу. Довольно часто его посещали странные мысли, отчего мальчишке было страшно. Не задумываясь, он отправил сестренку прочь из комнаты и забрался под одеяло, накрыв себя полностью. Он пытался заснуть, вот только ближе к полуночи сон его вновь стало тревожить нечто, что каждую ночь пробиралось к нему в комнату и окутывало ребенка своими горячими лапами. Оно все время шепчет ему что-то на ухо, оно ласкает его кожу и принюхивается к волосам. Оно давало Наруто знать, что нет никого в этом мире ребенку ближе, чем демон внутри.

Ворочаясь на своем месте и сбросив с себя одеяло, Наруто стал хмуриться во сне, а на лбу у него выступили капельки пота. Слегка приоткрыв свои искусанные губы, он вдруг стал чаще дышать. Он видел сон. Сон о Иисусе, что был распят на кресте, и видел как кровь медленно текла по его ногам, как капала с ладоней на землю, а люди вокруг насмехались над ним на фоне ливня. Всматриваясь в толпу он заметил блондинистую макушку. Блондин маленького роста тыкал в сына Божьего пальцем и просто истерил от смеха. Его щеки были покрыты шрамами в виде полосок, а из больших глаз налитыми кровью текли крупные слезы. Наруто его не боялся, молча всматриваясь в это сумасшествие, пока человек не взглянул прямо на него с широкой безумной улыбкой. Блондин бросился к Наруто, и в этот момент у ребенка перехватило дыхание.

Раскрыв свои красные глаза Наруто зарычал, сжав руки в кулаках и выгнув спину. Дышать было неимоверно тяжело, отчего блондин выгибался сильнее, до самого хруста костей, до сумасшедшей улыбке на лице. И когда он поднялся с кровати, его невидимой силой приковало к стене, и взгляд демона устремился в одно место – на икону. Наруто схватился за голову, крепко сжав свои волосы, медленно оттягивая руки, чуть ли не вырывая целые клочки волос. Икона словно ожила, переливаясь красками, светясь во всей комнате от лунного света в темноте. Наруто тихо застонал, обхватывая себя руками и в кровь расцарапывая длинными ногтями свою спину. Ему было больно находиться в этой комнате, и все из-за пронзительного взгляда светлых и блестящих очей, что испепеляли его существо.

- Мразь, - прошипел он, двигаясь ближе к иконе на дрожащих ногах, пошатываясь из стороны в сторону на своем пути. Как только он достиг своей цели, Наруто протянул сильно дрожащую руку вперед, махнув ею и расцарапав икону своими когтями. Сердце блондина невероятно защемило, и невидимой силой его изо всех сил удерживало на ногах. Глубоко вдохнув воздуху, он сильнее сжал зубы, схватив крестик с тумбочки и отбросив его подальше, куда-то под кровать. И как только причина его боли была устранена, демон вновь улыбнулся, вывернув голову к выходу.

Все также с выгнутой головой он подбежал на дрожащих ногах к двери. Наруто вновь сломал ручку, выбравшись наружу и прижимаясь к стене. Дом был защищен проклятой для него силой, что раздражало до криков в душе, и он, цепляясь ногтями за стену, медленно карабкался к двери Нагато лишь с одной целью. Закончить начатое.

Наруто стал тихонько хихикать, зацепившись ногтями за свое ухо, разодрав кожу. Он слышал проклятую речь, и эти слова резали ему слух. Предвкушая, он одним пинком раскрыл дверь, как вдруг закричал от резкой боли. Нагато пред ним стоял с большим крестом в руках, направляя его на ребенка словно некое оружие. Мужчина весь был охвачен страхом, а рука его неимоверно дрожала. Сердце было готово вырваться из груди, а позади Нагато, в манеже, не останавливаясь рыдала Эри, ощущая присутствие зла.

Нагато стал читать молитву.

- Заткнись! Заткни свою пасть, сучонок! – кричал Наруто, зажимая уши, но поднимаясь на ноги, смотря в упор в глаза Нагато.

Но мужчина все продолжал читать молитву.

- Твой Бог тебя не спасет! Я убью тебя, порву на части, как и тех двух. А затем сожру твои внутренности, и всех тебе подобных в округе! – медленно, но верно приближался Наруто к мужчине. Напряжение в комнате нарастало, а Нагато, глядя в глаза демона, невольно забывал слова, воистину стараясь не податься порыву сбежать из комнаты. Он чувствовал себя жертвой в клетке и знал, что если не поторопится и не приложит к молитве больше сил, то он окажется скрученным этим бесом внутри ребенка.

- Знаешь, а я видел на улице девку, похоже, что она с удовольствием бы занялась с тобой сексом, с радостью бы изменила своему мужу! – Наруто был уже рядом, но вдруг остановился.

Нагато постарался унять дрожь в руках, бросившись к своему иконному уголку подобну безумцу, почувствовав, как Наруто зацепил ногтями его талию до крови. Поморщившись от жгущей боли, Нагато схватил в руки икону и, сглотнув, прикрыл дрожащие веки, вновь принявшись проговаривать молитву.

- Может быть ты хочешь трахнуть меня? Может ты интересуешься такого рода занятиями? – растянул бес губы в противной улыбке, приспустив одними ногтями футболку, оголяя детское плечо. – Не хочешь? - Наруто громко закричал, упав на пол и схватившись за уши. Сев на колени пред Наруто, Нагато пришлось приложить немало усилий, дабы перевернуть Наруто на спину. Когда блондин вновь закричал от боли, Нагато приложил крест к его груди. Мужчина не переставал вторить заветные строки молитвы. Глядя на Наруто, что извивался в мучениях, на глазах Узумаки стали собираться слезы при виде сгоравших клеточек кожи от креста, приложенного к оголенным участкам тела ребенка.

- Сука!!! – закричал бес в последний раз, выгнувшись. Одна из икон упала с тумбочки на пол, а глаза Наруто вмиг погасли, дыхание замедлилось, а тело стало расслабляться. Если Наруто становилось лучше, то Нагато же наоборот. От осознания того, что сейчас произошло его трясло не хуже осинового листа, но он продолжал шепотом читать молитву, раз за разом, пока не убедился в том, что блондин действительно был без сознания. Но и этому он не мог поверить. Ибо бес – это шут, в любой момент готовый раскрыть свои красные глаза и вонзить тебе нож в спину.

@музыка: Leona Lewis "My hands"