Devaraj
Что ж вы так убиваетесь? Вы ж так не убьетесь!
В простонародье упоминается, что если сыч не дает человеку покоя – беде быть.

Беда настигла внезапно. Она сграбастала в свои холодные лапы самого дорогого людям человека и, крепко прижав к себе, поглотила его в свою тьму, и унесла туда, куда живым людям дороги нет.

В нескольких километрах от пустовавшего особняка Хидана находилась церковь из красного кирпича на небольшой возвышенности; недалеко от дороги возвышался небольшой и светлый храм. Эту церковь редко кто посещал именно в этой местности, ибо люди уже давно неверующие. Храм, трапезная, выступающая вперёд колокольня, к основанию которой примыкают два небольших помещения. Главный алтарь и придельный, что был полукруглой формы. Углы сооружения укреплены лопатками. Фасадные плоскости, с юга и севера были одинаковыми, с двумя ярусами окон по трём осям. А сами оконные проёмы однотипны: они заглублены в прямоугольные ниши и обрамлены профилированными наличниками с треугольными фронтами.

Вокруг царила тишина, пасмурное утро демонстрировало истинную обстановку вокруг этого храма. Ни одна птица не посмела нарушить эту тишину, лишь легкий и холодный ветер окутывал зеленые листья, цеплял на своем пути мелкий мусор и проносился мимо священного места, насвистывая тихую мелодию ветра.

Внутри такого светлого и доброго места преобладал мрачный черный цвет. От свечей остались одни огарки, а крохотное пламя медленно гасло в жидкой капле воска. Повсюду благоухало приятным запахом кроваво красных роз, часть которых дорожкой была выставлена в миниатюрных вазочках к центру. А в центре, на небольшом возвышении, украшенном траурными декорациями, стоял обитый бардовой тканью гроб, где лежал так неожиданно ушедший в иной мир Хидан. Одет он был в свой любимый смокинг, пуговки воротника были расстегнуты, как это обычно делал при жизни он сам, а на ногах начищенные черные туфли. Необычные седые волосы были аккуратно расчесаны и привычно уложены, в правом ухе красовалась сережка, о которой он давно уже мечтал и заготовил для себя в шкатулке, его кольца, единственная цепь и дорогие швейцарские часы, что, безусловно, украшали бледную кисть человека. Он словно спал, но не шевелился.

Люди, собравшиеся вокруг покойного, то и дело верили до последнего, что его веки вот-вот дрогнут, губы приоткроются, а грудь, на которой были сложены руки, наконец, поднимется и мужчина глубоко вдохнет кислороду. Хидан улыбнется своей доброй улыбкой, прищурит озорные глаза и отстегнет пару колких шуток.

Но мы, кажется, отошли от темы.

-Прощание. – Тихо огласил священник. Впереди стояли родственники Хидана – пару мужчин и одна пожилая женщина. Никто их не знал, никто их никогда не видел. Незнакомцы не собирались представляться. Женщина тихонько капала слезами на свой белоснежный платочек, первой подойдя к Хидану. Простояв у гроба всего пару минут, она наклонилась и, поцеловав мужчину в лоб, отошла, стараясь удержаться от резко настигнувшего ее порыва горьких слез. Крепко прижавшись к стоящему с ней рядом мужчине, она спрятала свое морщинистое лицо в ладонях. Остальные родственники Хидана по очереди подошли к нему, произнеся слова прощания и легко поцеловав блондина.

Из толпы вышел Наруто, одетый в непривычно черный костюм, галстук в тонкую серебряную полоску и девственно белую рубашку. Подойдя к мужчине, Наруто улыбнулся, положив свою ладонь на руку Хидана.

-Я слышал, что герои бессмертны. – Усмехнулся он. – Защищая меня, ты отдал свою жизнь. Не стоило тебе соглашаться на такой риск, нужно было отправиться к чертям вместе с остальными членами Акацки. Возможно, тогда бы было все по-другому. – Отведя стыдливый взгляд в сторону, Наруто быстрым движением руки стер единственную печальную слезу, что катилась по его щеке. – Но ты спас меня! И за это тебе спасибо. – Глубоко вздохнув, Наруто вновь улыбнулся. – Спасибо за все те моменты, что мы провели вместе. Ты не переставал верить в меня, даже когда другие посчитали меня сумасшедшим. Ты потрясающий человек, который останется в моей памяти на всю жизнь. А я буду ее беречь, ибо она уже дважды была спасена. – Наруто замолчал, припомнив Неджи. Поцеловав Хидана в лоб, он отошел в сторону.

Вперед вышла незнакомая девушка, на которой красовалось длинное в пол темно-синее платье. Черные волосы локонами спускались по ее спине, а лицо выглядело уставшим и заплаканным. Пройдя к нему, она аккуратно взяла мужчину за руку.

-Я люблю тебя… - Прошептала она, подарив мужчине легкий поцелуй в его мертвые и холодные губы. Отпустив руку мужчины, она скрылась в толпе, в стремительном желании не привлекать к себе чужого внимания.

Повисла тишина.

- Простосердечный сын свободы, для чувств он жизни не щадил. – Произнес Пейн, сделав шаг вперед.

- И верные черты природы он часто списывать любил. – Взяла его за руку Конан.

- Он верил темным предсказаньям, и талисманам, и любви. – Вышел Сасори.

- И неестественным желаньям. Он отдал в жертву дни свои. – Встал рядом с Сасори Зецу.

- И в нем душа запас хранила блаженства, муки и страстей. – Раздался глухой голос Какудзу.

- Он умер... здесь его могила. – Произнес Дейдара, которого крепко держал под руку Наруто.

- Он не был создан для людей. – Завершил Итачи прощание.

Хидан был из тех людей, что верил в Бога всей душой, но его Бог отличался от других. Хидан слишком увлекся религией, отдалившись от родных. Но это не помешало ему завести друзей, не помешало получить шикарное образование. Если Хидан любил, то всем сердцем, а если помогал, то от всей души. Хидан не боялся смерти, или других явлений, он успел сказать Итачи о том, что желает быть похороненным по обычным местным традициям – в тихой обстановке, только с родными ему людьми. Он пожелал быть закопанным в земле, чтобы однажды встать из своей могилы и встретиться со своим богом.

«Бог покарает таких как вы, не понимающих боли других».

Канамэ Хидан.

**

Спустя пару недель.

Наруто уже битый час сидел как на иголках – совсем скоро начнется судебное заседание.

-Всем встать, суд идет. – Поднялась девушка, за которой буквально подскочили и все остальные. Наруто очень волновался. Парень никогда не проходил через суды, и не дай бог еще раз сюда попасть, и ему казалось, что каждое неуверенно брошенное слово, любое робкое движение обязательно обратится против него, и Учиху Мадару выпустят на свободу.

Мадара преспокойно восседал на лавочке за решеткой, безразлично обводя своим пронзающим взглядом темных глаз всех присутствующих. Волосы его были собраны в высокий хвост, что небрежно лежали на его плече, спускаясь до скованных в наручниках рук. Прекрасно зная о том, что Наруто тяжело находиться в такой обстановке он изо всех сил старался подлить маслу в огонь, цепляя своим взглядом взгляд Наруто, внимательно вглядываясь в черты его лица. И Мадара был уверен, что Наруто это чувствовал. Он смотрел на то, что создал сам. Он смотрел на своего единственного сына, родную кровь. У Учихи не было совести, ибо он и глазом не моргнул подняв в тот день на свое чадо руку.

Судьей был молодой Альфа, Ямаширо Аоба. Черноволосый судья, подойдя к стойке, поправил темные очки и объявил об открытии судебного заседания. Наруто прошел к стойке, оглянувшись на личного знакомого-прокурора Итачи, Шикаку Нара. Темноволосый Альфа являлся профессионалом в своем деле. Человек-гений с очень развитым логическим мышлением, превосходный стратег. Итачи дорожит им, познакомившись с ним еще в раннем детском возрасте. Итачи порой приходилось сидеть на дому и нянчить единственного сына Шикаку, Шикамару, что привело их обоих, Шикаку и Итачи, к теплым дружеским взаимоотношениям. Шикаку по жизни терпелив и снисходителен, он умеет ценить истинную дружбу, связи которой постарается никогда не прервать. В отличие от Наруто, Шикаку был уверен в выигрыше этого дела, отчего выражение его лица было спокойным, а в манерах присутствовали некие «ленивые» движения.

Недалеко от Шикаку, закинув ногу на ногу, сидела девушка, адвокат Учихи Мадары. Нии Югито – Альфа с длинными светлыми волосами, заплетенными в косу и выразительными темными глазами. Девушка часто сталкивалась с Нарой на судебных заседаниях, из-за чего глубоко внутри у нее зародилась ненависть к этому человеку. Из десяти совместных дел она выиграла, от силы, только два. Девушка была не менее хорошим стратегом, со своеобразным мышлением и необычными повадками. С ней можно было связаться только через ее секретаря, о личной жизни этой особы ничего и никому не было известно. На эти ненавистные взгляды в сторону Шикаку, сильное желание выиграть дело и порвать гения-Альфу, Мадаре было абсолютно по барабану. Учиха просто назвал первое имя известного ему адвоката.

Итачи предлагал Наруто выучить свою речь, чтобы в зале суда было намного легче, ведь, как-никак волнение всегда скребет на душе, но блондин заупрямился, лишь пару раз прочитав подготовленный Итачи текст. Но, не смотря на мелкую дрожь в руках, Наруто справился со своим заданием, объяснив всю ситуацию со своей стороны. Когда Наруто с чистой совестью сел на место, судья пригласил в комнату второго участника заседания, Учиху Итачи. Стоило Мадаре увидеть своего родного племянника, как он устало закатил глаза, прикрыв свои веки. Вслед за Итачи судья пригласил третьего участника, приход которого вызвал бурю эмоций. Когда люди узнали в лице третьего участника самого правителя своей страны, журналисты подорвались со своих мест, репортеры засуетились, стараясь подобраться поближе, а люди, сидящие в зале суда, выпали из реальности, не поверив своим глазам. Аоба, в свою очередь, ознакомился со списком участников заранее, отчего с нетерпением ожидал этого дела и приход Четвертого. Намикадзе Минато встал за стойку и, откашлявшись, судья дал ему разрешение на пояснение ситуации со своей стороны.

-М-да, господа присяжные, сегодня знаменательное событие! – Объявил один из присяжных, наливая в свой стакан прохладной воды.

-Давайте сначала по делу. Своим неожиданным появлением Намикадзе Минато просто сбил нас всех с толку! – Всплеснула руками женщина.

-Вы правы. Итак, как мы поняли, Учиха Мадара был преждевременно, да еще и неофициально освобожден из тюрьмы.

-Его считают виновным в смертях почти сотни людей, как пояснили нам это его сын, Узумаки Наруто и его племянник, Учиха Итачи.

-Стоит отметить, что сына у него семнадцать лет никакого не было. И вдруг, откуда ни возьмись, появился этот блондин.

-Но с другой стороны сам Учиха Итачи, управляющий «Шаринганом», мировыми органами, обвиняет своего родственника в преступлениях.

-Похоже, что здесь нужно хорошенько подумать. – Присяжный небрежно выбросил ручку из руки, облокотившись о спинку стула и взглянув на остальных присяжных усталым взглядом.

Наруто не впервые сталкивается с ожиданиями, блондин продолжал сидеть в своем кресле, нервно подергивая ногой. Парень был на взводе, к такому Узумаки лучше не приближаться, и Итачи это хорошо понимал. Пока все люди были заняты тихими переговорами, он словно темная тень, прихрамывая, пробрался к судье, опершись плечом о стену.

-Здравствуй, Аоба. – Поприветствовал его Итачи. Судья бросил на Учиху беглый взгляд, хмыкнув себе под нос.

-Давно не виделись. Сколько мне уже тебе названивать, приглашать в гости? Итачи, вы меня уже все достали со своими проблемами. Я тебя не в суде хотел увидеть, а тупо у меня дома перед теликом с банкой пива. Какое слово из предложения «Давай оторвемся» ты не понял тогда, а? – Мужчина устало провел рукой по волосам, не отрываясь от официальных бумаг по делу.

-Аоба, извини. Сам ведь знаешь, что произошло.

-Верно... вы получили мое письмо?

-Да.

-И как все прошло? – Внимательно взглянул он на Итачи.

-Хидан был похоронен под землей. – Аоба опечаленно кивнул, отвернувшись от парня. Учиха решил больше не задерживаться на глазах у всех и поторопился уйти от судьи. Итачи знал, что Аоба обязательно спросит про Хидана. Он готовил ответ. Но каждый раз, вспоминая ушедшего друга, кошки начинали больно скрести на сердце острыми когтями, не жалея брюнета и заливая кровью изнутри. Настолько ему было грустно.


…Учиха Мадара приговаривается к пожизненному заключению.

Горькие по жизни слова порою так сладки.

**

Несколько дней спустя.

Незнакомый мужчина, топчась у остановки с автобусом уже добрые пятнадцать минут, все же решил занять себя делом и послушать новостей. Подойдя к ближайшему ларьку, он стал прислушиваться к громко вещавшему новости телевизору, сунув руки в карманы.

-Три дня назад пропавший Четвертый правитель Намикадзе Минато вышел в свет, представ пред людьми на судебном заседании по делу Учихи Мадары…

-Учиха Мадара обвиняется виновным в гибели целой деревни и последних убийств представителей слабого пола…

-В зале суда перед присяжными предстали его сын, некий Узумаки Наруто, а также главный управляющий компании «Шаринган» и по совместительству родной племянник, Учиха Итачи, и Намикадзе Минато. Было также постановлено, что…

-Намикадзе Минато отказывается от должности Четвертого правителя…

-Намикадзе Минато объявил всем, что будет участвовать в выборах Пятого правителя страны…

Спокойная жизнь – иллюзия. Именно в спокойствии зарождается капля безумия.

**

Спустя две недели.

-Наруто, пожалуйста, не торопись. – В своей обычной манере упрекнул Наруто Дейдара, медленно помешивая свою кашицу в тарелке.

-Дей, хватит вести себя как ребенок, блин! – Наруто пихнул в рот каши, направив ложку в приемного отца, забрызгав едой темную скатерть. – Я знаю, как ты не любишь кашу, но тебе ведь нужно! Я, что, садист какой-то, чтобы наслаждаться тем, как ты давишься едой?! Ешь, давай, тебе нужно поправиться до конца.

Дейдара брезгливо поморщился, выронив столовый предмет из своих рук. Отставив тарелку как можно дальше от себя, мужчина поднялся из-за стола, последовав за выскочившим из комнаты Наруто. Сидя на пороге, Наруто старательно зашнуровывал свои новые кроссовки, не заметив крадущегося за спиной блондина.

-Таблетки! – Раздался неожиданный громкий голос рядом с его ухом. Блондин дернулся в сторону, испуганно уставившись на отца.

-Дей, блин! Тебе, что, делать нечего? Так позвони Итачи, он тебя развлечет на час или два. Ей Богу, да выпил я, выпил! Совсем какого-то психа из меня все хором делаете. – Закинув рюкзак на плечо, Наруто обернулся к отцу.

«Черт», пронеслось в его голове, перед тем как подросток выскочил из дома, бросившись к своей машине, что было мочи. Итачи определенно стал для Дейдары больше, чем просто лидер группировки Акацки, в которой Тсукури состоял. Разбрасываться такими шутками Наруто самому себе дороже, ибо Тсукури заводился как бешенный, стоило кому-то подшутить над ним затронув Итачи. Обычно спокойный Дейдара краснел, сжимал руки в кулаках, и одаривал слишком болючим подзатыльником каждого, кто заставлял его показывать такие буйные эмоции.

-Дей, я люблю тебя! Позвоню после школы! – Наруто как можно быстрее старался завести машину, пока его не настигла причина местного урагана.

-Иди сюда, Узумаки! – Рыкнул Дейдара, схватив в свои руки брошенную на газоне пластмассовую лейку.

-Черт меня за язык дернул. – Развернувшись назад, Наруто выехал из дома и, отсалютовав Дейдаре, с веселым выражением лица скрылся по направлению к его школе.

-Вот же гаденыш. – Дейдара покрепче сжал в своих руках лейку. В погоне за этой блондинистой шевелюрой Дей не заметил самого главного – свою головную боль, что стояла неподалеку от особняка Тсукури.

-Какие вы с утра бодрые. Не подскажешь, как это у вас получается? – Дейдара глубоко вздохнул, пригладив свои волосы и обернувшись к мужчине.

-Талант. – Недовольно фыркнул он, вновь выбросив несчастную лейку из рук, пройдя мимо Итачи. – Идем, чем быстрее начнем, тем быстрее закончим. Я сегодня не в настроении.

-Я тебе, между прочим, жизнь спас. – Улыбнулся Итачи, шагая за чересчур активным блондином.

-Деньги я выплачу, да и обязан ты мне по причине морального ущерба, психологической травмы меня и моего приемного сына. Так что молчи в тряпочку и посапывай себе на здоровье. На, вот! – Мужчины вошли внутрь особняка, и Дейдара сразу же прошел в гостиную, свалился на софу и протянул руку.

-Ладно, не все такие бодрые с утра, у меня нет сил тебе перечить. – Пожал Итачи плечами, вынув из небольшой сумки коробочку. Открыв ее, Итачи достал небольшой шприц, наполненный желтой жидкостью. – Ты мне лучше расскажи, как твое самочувствие? – Поднявшись на ноги, Итачи направился к шкафчику Дейдары, в котором хранилась аптечка.

-Мне определенно лучше. Головные боли спадают, усталость тоже. Чувствую себя бодрее с каждым днем. Гляди, так и в норму приду. – Улыбнулся Дей. Итачи опустился рядом с ним на колени, смазав небольшой участок кожи ваткой со спиртом.

-Это хорошо. – Сосредоточенно прищурив один глаз, Итачи аккуратно ввел иглу под кожу Дейдары, вызвав недовольное шипение.

-А у тебя? – Спросил он в свою очередь, в тайне волнуясь за местного идола. Стараясь не отвлекаться, Итачи принялся понемногу вводить жидкость в вену, а после, прижав к коже ватку, вынул шприц.

-У меня это в крови – быстрая регенерация.

-Знаешь, сегодня было почти не больно. – Ухмыльнулся Дейдара, тут же переведя тему. Итачи на такой комплимент лишь закатил глаза, закрыв шприц колпачком и сунув его обратно в коробочку.

-Еще две инъекции и все. – Пояснил он, взяв в руки сумку. – Ну, все, пожалуй. – Переложив сумку в другую руку, топчась на месте, Итачи оглянулся вокруг, глубоко в душе надеясь на то, что Дей пригласит его на кружку чая или что-нибудь еще, лишь бы Итачи уверился в том, что блондин нуждается в обществе Учихи. Всматриваясь в место укола, Дейдара старался привести свое состояние в порядок, подождать, пока внезапная предательская краснота спадет с его щек.

-Какие у тебя на сегодня планы? Опять будешь до вечера занят? – Лениво задал он вопрос, поднимаясь с софы.

-Да нет. Сегодня решил позволить себе отдохнуть. Саске скоро выписывают из больницы, так что горничные и садовые работники приводят особняк и весь его вид в порядок, я там буду им только мешать. – Врал и не краснел.

-Понятно. – Отрезал он. Отвернувшись от Дея, при мысли об уходе, всего на одну секунду сердце Итачи сжалось, но стоило ему сделать первый шаг, как обида стала медленно расплываться по всей груди. Так и будет, а через некоторое время и вовсе пройдет. Последовав за брюнетом, Дейдара зачем-то стал оглядываться, нервничая, прикусив нижнюю губу.

-Ну, что, до завтра? – Застыл Итачи на пороге. Дейдара перестал дышать, замерев на месте и кивнув на автомате. Оглянув Омегу на прощание, Итачи уже стал делать первый шаг, как вдруг его крепко схватили за локоть.

-Там это… – Улыбнулся Дей. – У Наруто машина же сломана. У него нет времени на ее починку, весь в школе, сам понимаешь. Я тут решил к его Дню Рождения ее починить. Она стоит на заднем дворе. Так вот, может, ты мне поможешь с ее починкой, раз уж ты так быстро регенерируешь? – Дейдара развел свободной рукой, не позволяя Итачи сделать и шагу за порог дома. Итачи заметил легкий румянец, он подметил и мелкую дрожь, он почувствовал, как легкий ток прошел по всему его телу от локтя, где его касался своими тонкими пальчиками Дей, до самой макушки головы.

Началом всего служит такой тяжелый… первый шаг.

**

-Наруто, салют! – Застал Ли врасплох Узумаки, отчего блондин аж рюкзак из рук выронил.

-Ли, привет. – Обменявшись рукопожатиями, оба парня присели за столик перед началом занятий.

-Ну, что? Сделал домашку? – Приникнул Ли к Наруто. Не секрет, что Узумаки с трудом справлялся с домашней работой, лишний раз заставив себя увериться в том, что школу прогуливать он никаким желанием не горит, не горел и не будет.

-Да… с горем пополам. – Ответ Узумаки прозвучал как-то уныло, после чего он распластался на стуле, закрыв глаза.

-Ты чего? Спать хочешь?

-Не говори… почти всю ночь убил на домашнюю работу, еще и Какаши завалил докладами по химии. Мне, конечно, в удовольствие, но и меру нужно знать! – Внезапно ожил он, взмахнув рукой.

-Наруто, Ли, здравствуйте. – Раздался тихий женский голосок.

-А, Хината, привет! – Улыбнулся Ли. Даже такой балбес, как Наруто при виде девушки вдруг вспомнил манеры. Поднявшись со своего места, Наруто, как истинный джентльмен, выдвинул стульчик, пригласив Хинату присесть.

-Спасибо тебе большое. Ты такой добрый. – Улыбнулась она, покраснев.

-Хината, как дела у Неджи? Скоро его выпишут из больницы? – Присел Наруто обратно, вынув из своего рюкзака вчерашний сок.

-Брат в полном порядке! Как и сказала, я его вчера навестила. Отец его хвалит, а сам он уже готов встать на ноги и вдохнуть воздух полной грудью, так он сам сказал. – Поправила она свои волосы, как обычно уткнувшись взглядом в стол.

-Ну и хорошо. Я его уже неделю не видел, нужно будет заскочить к нему.

-Наруто! – Вдруг вскрикнул Ли, испугав своих собеседников. – Черт! Наруто, прости меня! Профессор Какаши просил тебя зайти к нему до начала уроков. Блин, забыл. – Взялся Ли руками за голову. Блондин приподнял свою бровь в удивленном жесте, закрыв свой рюкзак и поднявшись с места.

-Ну, тогда я пошел. Увидимся на обеде! – Махнул он друзьям, выбросив так быстро пропавший сок в урну для мусора.

Пока Наруто шел до кабинета профессора, он вновь оглядывал свою школу. Еще два года и он ее покинет. Это место стало для него родным. Чего только здесь не было! И конкурсы, и соревнования, сколько драк тут было, сколько слез проливали из-за неудовлетворительных оценок по экзаменам, а сколько истинной любви повидали эти стены, столько же и признаний доходили до них. Наруто с грустью вспоминал ушедшие первые дни в этой школе: как он искал кабинеты, словно подорванный или то, как он впервые повстречал здесь новых друзей. Единственный достойный враг, Неджи, стал лучшим другом, а обычные проходимые ученики обратились его врагами. Наруто помнил, какие у него были глупые первые впечатления о Хинате, Сае и Ли, он хорошо помнил тот день, когда в этой самой школе повстречал того, кого с большой страстью жаждал увидеть. Хотя, это всего-навсего обычное школьное здание. Директор учебного заведения – бабуля Цунаде, что порой звала Наруто к себе, просто узнать как у парня дела.

Любые воспоминания важны, неважно, печальные они или же хорошие. Вспоминая дни из своей жизни, ты знаешь, что у тебя была насыщенная жизнь, что у тебя были разные знакомые, что ты был частью этого общества. Ценить нужно каждое мгновение.

-Профессор, здравствуйте. – Открыл дверь Наруто, робкими шагами войдя внутрь. Профессор стоял в своей обычной манере перед окном, смотря куда-то вдаль, держа в руках очередную книгу с яркой обложкой.

-Привет, Наруто. Надеюсь, я тебя не побеспокоил? Просто хотел поговорить с тобой пару минут. – Обернулся мужчина к парню. Наруто пожал плечами, улыбнувшись.

-Да ничего страшного, можем и поговорить. – Устроившись на мягком кресле в углу кабинета профессора, Наруто бросил рюкзак на пол, закинув ногу на ногу в вальяжной позе.

-Наруто, как у тебя дела с уроками, справляешься?

-Ну, да. Результаты, конечно, не самые лучшие, но хорошие. Чаще всего «B», но я стараюсь изо всех сил. Вы бы, профессор, убавили мне работы, или позже ею закидали, а то я по ночам не высыпаюсь. – Стал Наруто потирать глаз, громко зевнув.

-Ничего, выживешь. – Усмехнулся профессор, отложив книгу. – Как дела у Хьюги Неджи?

-Он тоже в порядке. Хината, его сестра, сказала, что его скоро выпишут. Мы все его с нетерпением уже ждем.

-Что на счет Акаши Сая, Инудзуки Кибы и Собаку Но Гаары? – Присел он на свой стул.

-Они тоже хорошо. Правда, Гаару положили в больницу, так что, его лечение еще на пару недель затянется. – Сложил Наруто руки на груди, припомнив, как яростно Гаара отговаривал отправлять его в больницу с его болезнью. – Киба тоже идет на поправку, Сай тем более.

-И последний… как поживает Учиха Саске? Скоро его выпишут? – Наруто задумался, почесав свой подбородок.

-Когда к нам заходил Итачи, то он вроде упоминал при мне, что Саске уже почти совсем здоров. Наверное, его тоже скоро выпишут. – Пожал он плечами, взглянув на время.

-Я рад, что у всех все хорошо. Ты ведь помнишь о школьном конкурсе? – Прищурил свои глаза Какаши, подозрительно взглянув на своего ученика.

-Профессор! – Возмутился Узумаки. – Какой еще конкурс с такими больными частями тела? Куда Гаара поплывет со своими ранами и болезнью? Как мы с Саске будем проходить этот дурацкий конкурс на стрельбу? А как Гаара, Сай, Киба и Неджи будут вообще плясать танцы? Конкурс через пару недель, вы головой думаете? – Слегка забылся Наруто, но Какаши было все равно на такую манеру общения, ибо он понимает подростков и их бушующие гормоны.

-Я не думаю, что с этим будут такие большие проблемы. Конкурс был перенесен на пару месяцев вперед, к концу октября. Так что, я думаю, вы справитесь. Вы можете отказаться, принуждать я вас не стану. Сообщи об этом всем, как только их выпишут из больницы. – Какаши устало вздохнул, подперев рукой голову.

-Профессор, я все же не думаю, что это хорошая идея. Но ладно, я с ними поговорю. И чего его постоянно переносят? Раньше его все так ждали, а тут уже надоедает тем, что его постоянно отменяют. – Недовольно пробубнил себе под нос Наруто, поднявшись с места и закинув рюкзак на плечо. – До свидания, профессор. – Махнул он учителю, скрывшись прочь из кабинета.

-Пока. – Улыбнулся Какаши, взглянув на раскрытое письмо на своем столе. «Совет согласен перенести школьный конкурс. Надеемся, что больше мы вам ничего не должны, Хатаке Какаши», пробежался он взглядом по заветным строчкам.

-Этот конкурс покажет вас очень хорошим и влиятельным людям, вы обязательно должны в нем участвовать. – Прошептал он себе под нос, не сдержавшись от удовольствия разлечься на рабочем столе и вздремнуть еще пару минут.